G20, ETF на Биткоин и регулирование виртуально-денежных активов. Часть 1

Попробуем понять, к чему катится криптовалютный мир по результатам заседаний двух особенно продвинутых структур: G20 и американской SEC. Июль богат на всевозможные саммиты и рассмотрения перспективного инструментария. Такими, например, являются фонды ETF и участие в их структуре криптовалют, а конкретнее – Биткоина. Однако принятие решения предваряется длительными политическими дискуссиями по этому вопросу на самом высоком уровне.

Сильные мира сего и криптовалюты

G20 – это двадцатка наиболее продвинутых в экономическом отношении стран мира. В этом плане формат именно двадцати стран выглядит существенно более эффективным по сравнению с «Greate Eight» (Большой восьмеркой) в силу политической направленности повестки дня саммитов последней. На G20 в большей степени обсуждаются именно экономические вопросы. А ещё точнее – вопросы международной двусторонней торговли.

О Гермес, насколько быстрей стали порхать твои крылатые сандалии после изобретения Интернета! А с появлением глобальных правил торговли, типа ВТО? Но и это оказалось только прелюдией. Подлинный взрыв интенсивности системы международного обмена может привнести в мир система абсолютно объективных, независимых и трансграничных финансовых эквивалентов, названных виртуальными деньгами.

G20 и криптовалютаОднако вместе с безусловно положительными эффектами, выражающимися в росте конкурентоспособности целых национальных экономик, криптовалюты несут в себе и ряд угроз. Их масштабирование и культивирование является крайне нежелательным явлением в любом государстве. Загвоздка в том, что эффекты эти в каждом государстве имеют разный эффект. И именно поэтому проблема криптовалютного распространения по планете является проблемой, а не задачей. И решить её можно, лишь придя целыми объединениями стран (типа Южно-Азиатского региона) к общему политико-экономическому знаменателю. Что сделать не так-то и просто.

Вопрос этот требует обсуждения на самом высшем уровне. И саммит G20 как нельзя более подходит для данной дискуссии. И стоит признать: то, о чём они там договорятся будет определять ценность локомотивной криптовалюты (Биткоина) и всего криптовалютного рынка, как минимум, на год вперед (пока снова не соберутся и не передоговорятся). Попробуем разобраться в причинно-следственных связях.

Причина различных эффектов от введения криптовалют в разных государствах

Виртуальные деньги независимы. Нет того центрального органа, который бы занимался ответственной эмиссией Эфириума или поддержанием его курсовой стоимости в пределах «валютного коридора».

Децентрализованность криптовалют

Суть в том, что виртуальные деньги не существуют ни в какой национальной системе отдельно взятой стране. Они существуют в глобальном и едином для всех стран (по крайней мере, пока) пространстве Интернета. Здесь нет и не может быть ни границ, ни запретов, ни (как выяснилось совсем недавно) выборочных блокировок. В этом и заключается основа их независимости. И, как следствие, абсолютной объективности, как системы ценностных весов.

Благодаря своей идеологической сути, криптовалюта обрела и ряд определяющих и крайне ценных признаков, которые тут же были восприняты всем экономическим мировым сообществом. Речь идёт об:

  • Обезличенности. Здесь нужно отделять анонимность криптовалютной инфраструктуры от обезличенности самих хэшей (то есть, виртуальных монет). Последние-то как раз совершенно не анонимны. В блоках информационного массива блокчейна прилежно и последовательно G20 и криптовалютапрописываются все адреса, на которых побывал данный хэш с момента своего вычисления. Иными словами, ведется тотальное, неубиваемое досье по всем кошелькам и аккаунтам. Другое дело, что при образовании такого кошелька совершенно необязательно указывать свои настоящие паспортные данные или фамилию.
  • Трансграничности.  То есть нечувствительности ни к каким административным препятствиям, которые государственные администрации различных юрисдикций возводят на границах своих стран для предотвращения свободной миграции капиталов. А это упирается своими корнями именно в либеральную сущность криптовалют. В их «интернетную прописку» (ведь в Интернете границ не предусмотрено).

Попытка же всех онлайн- или десктоп-холдеров привести «к общему знаменателю» и обязать идентифицировать своих клиентов обречена на провал. Появятся новые сотни холдеров, которых ни к чему ещё не принуждали. И которые готовы либерально относиться к чаяниям своих потенциальных клиентов. Этим обусловлена устойчивость свойства обезличенности виртуальных денег.

А далее, как в том тесте у психолога. На картинке с кляксой кто-то видит силуэт прекрасной девушки, а кто-то размазанное пятно запекшёйся крови.

Бесконтрольность грозит утечкой

Если традиционные финансы перемещаются по банковским счетам и их достаточно легко проконтролировать (и заблокировать, в случае чего), то криптовалюту не заблокировать никак. Да и в силу её обезличенности невозможно привязать аккаунт к конкретному юридическому или физическому лицу. А раз нельзя противостоять процессу, то миграция капиталов (которая везде вне закона) становится просто фактом. Те же торговцы будут инвестировать валютную выручку в те проекты в мире, которые они сочтут более выгодными. А вовсе не возвращать деньги на Родину.

Сам факт обезличенности является весьма питательной средой для поощрения теневых секторов экономики. Начиная от банальной проституции и заканчивая торговлей наркотиками. И вот это уже никому не может понравиться

Разница в подходе

В мире есть страны, которые криптовалюты в свой хозяйственный оборот уже успешно имплементировали. То есть легализовали виртуальные деньги юридически. Это, к примеру, Швеция, Норвегия, Германия, Люксембург, Япония, Южная Корея. Есть те, которые виртуальные деньги отрицают и запрещают (вплоть до уголовного преследования): Индонезия, Индия, Китай, и пр. А есть те, которые серединка-наполовинку: Россия, Казахстан, та же Украина (официально там криптовалюта не запрещена, но если полиция найдет, то и деньги отберут – и все равно, что они виртуальные, и в КПЗ закроют. До выяснения).

G20 и криптовалютаОтчего же такая разница в подходе к признанию криптовалюты? Как ни странно, но разница в менталитете. В той же Швеции, например, через государственный бюджет перераспределяется свыше 70% ВВП. Это означает сопоставимый уровень налоговой нагрузки на население. Казалось бы, при том, что существуют иные, доступные юрисдикции, давно должна была та же «Вольво» убежать. Хоть бы в любую страну Евросоюза, да хоть в оффшор. Но нет – сидят, платят. И не важно, в какой валюте экономические субъекты получают свою выручку: в кронах местных, или же в Эфирах. Они аккуратно: во-первых, заплатят с неё все налоги, а во-вторых, все экспортные суммы обязательно будут сначала репатриированы на Родину. Этой чертой отличаются все страны, принявшие криптовалюту в свою экономику.

Напротив, государства, отрицающие, характеризуются высокой долей коррупции, размытостью правового поля и пренебрежением к выполнению международных норм имущественного права/ Как следствие, низкой производственной предприимчивостью населения и высокой долей монополизации экономики. В итоге большинству пользователей криптовалютных сетей (которых и называют экономическими субъектами) виртуальные деньги становятся нужны только для того, чтобы по-возможности уберегать от нападок с трудом обретённые капиталы. Впрочем, пользователи не всегда бывают «положительными элементами». Например, на Украине, криптовалюту во всю используют при оплате незаконных трансплантологических операций. Чтоб уж точно, концы в воду.

Получается, что дело здесь не в криптоденьгах. А в людях, населяющих каждую конкретную страну и в правовой системе, их объединяющей. Чем хуже положение дел в стране, тем негативнее там отношение к криптовалютам

А теперь G20

Получается «интересное кино»: какие-то страны хождение Биткоина у себя в юрисдикциях разрешают и поддерживают. Страна получает конкурентное преимущество и богатеет более быстрыми темпами. А какие-то государства «крипту» запрещают: по разным причинам, но в основном потому, что:

  • есть уверенность в гарантированном оттоке капиталов;
  • есть уверенность в начале массового ухода предпринимателей от налогов;
  • у правительств таких стран нет никакого желания делиться с какими-то распределенными сетями своей финансовой властью.

G20 и криптовалютаТакие страны увязают в своем «болоте». Но и для стран, признающих Биткоин, такая позиция первых тоже невыгодна. Ну как тут поторгуешь с запрещающими странами, если они средство платежа запрещают?

Именно такие вопросы глобального характера следует разрешать на глобальных экономических форумах. И сам факт того, что на полях саммита тема криптовалют будет обсуждаться в присутствии глав мировых финансовых институтов – есть очень благой и сильный сигнал для виртуально-денежных площадок. Это и есть та самая благая весть, которой столь долгое время не хватало рынку, впавшему в затяжную депрессию.

Кстати, на G20 присутствовали:

  • глава Международного валютного фонда Кристин Лагард;
  • руководитель Всемирного банка Джим Ким;
  • президент Европейского центрального банка Марио Драги;
  • генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития Хосе Анхель Гурриа Тревиньо;
  • министр финансов США Стивен Мнучин;
  • министр финансов КНР Ли Кун.

Резюме

Достижение реальных договоренностей по поводу общего вектора в развитии глобальной криптовалютой системы – это залог подлинного прогресса в эволюции мировой финансовой системы к своему новому эффективному состоянию.

В конце концов, в пятнашки невозможно играть в одиночку: либо все, либо никто.

И обсуждение данного вопроса именно на саммите G20, где превалируют экономические темы, является добрым знаком для всех участников рынка. Разумеется, эта новость пока далеко не равноценная замена негативу, порожденному Коммунистической Партией Китая 15.01.2018г. Но заявку на прорывное решение можно считать сформированной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: