Легализация криптовалют в Узбекистане, Тайланде

На фоне непрерывного… по крайней мере, не роста биржевой стоимости криптовалют любопытно выглядят поступки некоторых правительств, направленные на полноценную откровенную легализацию оборота криптовалют. Причём делается это, что называется, втихаря, без проведения специальных рекламных кампаний. Да и вообще, если бы не дотошные журналисты, раскапывающие и выявляющие соответствующие факты, то широкая общественность, видимо, была бы просто поставлена перед фактом, что, например, в Узбекистане Биткоином можно будет расплачиваться уже со 2-ого октября.

Президент Узбекистана подписал Указ с планами перехода госуслуг на блокчейн, разрешающий торговлю криптовалютами и майнинг c 1 октября. Таиланд опубликовал пакет законов по правилам проведения ICO, вступающих в силу с 16 июля. На Мальте с 6 июля введены правила госэкспертизы блокчейна

Каков мотив легализации виртуальных денег?

Конечно, следует разделять криптовалюты и технологию блокчейн. Последняя представляет из себя крайне полезный и уже даже сейчас востребованный действующими государственными администрациями алгоритм. Не говоря уже о частниках. А госэкспертизу блокчейна (которую предлагается запустить на цивилизованной Мальте) вряд ли можно вообще отнести к процедуре либерализации криптовалют. Однако вписание в действующую правоприменительную практику действий, направленных на использование элементов виртуальных денег однозначно является процессом интеграции криптовалютной инфраструктуры в реальную экономическую жизнь. А значит может рассматриваться и как промежуточный элемент признания виртуальных денег.

Интересно, а что в понимании мальтийских властей, вообще, укладывается в понятие «экспертиза блокчейна»? И главное, как это способно повлиять на каждодневное существование обычных граждан и юридических лиц?

А кроме того, чего стремятся достигнуть этим действием, казалось бы, давно уже признанные авторитарными (если не тотальтарными) политические режимы, вроде существующего в Узбекистане? Пожалуй, интересны даже не ответы на все эти вопросы, а те мотивы, которые побудили правителей, да хоть бы только и перечисленных стран, пойти на либерализационные шаги. Представляется резонным как более детально осветить сруктуру этих действий, так и поразмыслить на предмет возможной мотивации. Итак…

Узбекистан

После развала Советского Союза элиты бывших вполне себе автономных республик охватил угар беспричинной (на самом деле) радости. Местным влиятельным кланам казалось, что вот теперь они смогут перераспределять внутри себя все то, что ранее шло в «ненасытные закрома ненавистного московского центра». Всё верно, отчисления в союзный центр стали оставаться на местах, но вместе с тем:

  1. В республики перестали течь и щедрые дотации, которые Москва (как центр всего Советского Союза) регулярно и системно направляла на развитие своих государственных окраин.
  2. Появились ранее совершенно не очевидные проблемы, решение которых на самом деле является крайне дорогостоящей затеей, а именно проблемы безопасности (вплоть до сохранения суверенитета). Оказалось, что у свежеиспеченных республик на самом деле множество хорошо подготовленных врагов, которые норовили приспособить всю Среднюю Азию под плацдарм для транспортировки наркотиков. Эдакий хаб создать общемирового значения.Надо отметить, что с особенно ослабленными государственными формированиями у них это даже почти получилось (Таджикистан).
  3. Возникли проблемы политической самостоятельности. Здесь наиболее уместно сопоставление с морским штормом и водоизмещением судна. Да, океан некоторым удается пересечь и на шлюпке, вот только шансов на выживание очень мало. А с комфортом это путешествие можно совершить лишь на крупных океанских лайнерах, водоизмещением под сотню тысяч тонн. Разумеется, никаких сотен тысяч тон политического веса в океане мировой политики у новообразовавшихся государств не было и в помине.

И вот то, что ранее брал на свои плечи могучий Советский Союз с его регулярной, мобильной и боеспособной армией, системой контрразведки и разведки, с его противотеррористическими программами КГБ и морально-нравственным воспитанием подрастающего поколения, всё это вдруг оказалось сильно востребованным. Вот только центра, который предоставлял подобные буквально неоценимые услуги, больше не существовало.

Поэтому, спустя полтора десятилетия ни шатко ни валкого существования на Среднюю Азию обрушилась волна «цветных революций» попыток государственных переворотов. И каков же выход из этого положения?

А выход здесь только один делать так, чтобы в страну потекло… богатство. Не важно, в каком виде, лишь бы в пересчёте на доллары США. У некоторых бывших союзных республик это получилось. Например, у властей Азербайджана, но стоит признать, что только благодаря советскому сырьевому наследству.

Что такое богатство в современном мире? Это возможность инвестиций. Для государства привлечения, а для частных лиц (предпринимателей) осуществления. Единственным способом устоять на мировой арене в виде субъекта междунродного права, а также отстоять незыблимость собственных границ является приумножение этого самого богатства, корнями которого являются инвестиции. Только они несут с собой потенциал прибавочной стоимости и дальнейшего экспоненциального экономического роста. А что является более «питательной» и привлекательной средой для них, чем либеральное законодательство? Полноценный разворот государственных властей лицом к криптовалютам.

Пока трудно сказать, насколько именно (лицом или все-таки полубоком) узбекская администрация повернулась к виртуальным деньгам. Равно как и непонятно, понимают ли сами управленцы все положительные и отрицательные последствия собственных решений. Но одно сказать можно наверняка в сложившейся атмосфере запретов и ограничений ICO являются, пожалуй, просто единственной возможностью привлечения капиталов в Узбекистан. Сама же процедура ICO немыслима без «криптовалютной вольницы», поэтому этот шаг, пусть и необдуманный, однозначно является объективно правильным.

Президент Узбекистана показал понимание властей о губительности излишней фискальной нагрузи – торговля криптовалютами в стране будет освобождена от налогов. Любая компания может продавать и покупать цифровые активы с 1 октября, получив лицензию НАПУ – Национального Агентства Проектного Управления

Таиланд

Здесь правительство демонстрирует большую ориентировку в ситуации и понимание того, чего хочет. А хочет того же самого, что и все: денег, инвестиций и капиталов (который, к слову, словно евреи из Египта времен Моисея, продолжают покидать Китай). Регулятор финансового рынка в Таиланде имеет сокращение такое же, как и в США  SEC (Комиссия по ценным бумагам). Так вот эта комиссия разработала нормативные требования к субъектам рынка, которые выходят на ICO. Основная задача сделать процедуру более ответственной для организаторов и более защищенной с точки зрения возможных потерь для потенциальных участников. Правила получились следующими:

  1. Проект должен быть оформлен в виде юридического лица!

Ну, вот это как раз самое правильное фундаментальное требование. Нужно, чтобы существовал хотя бы кто-то или что-то, на что (или кого) можно было бы подать в суд. Существование одной только презентации на сайте в Интернете явно недостаточно).

  1. Перед (это важно) началом процедуры размещения токенов юридическое лицо-организатор ICO должно уже иметь капитал (или же капитализацию) в объёме, не менее $150 тыс.

Вот это уже удар под дых. Тем, кто обладает хорошей идеей, но не обладает средствами. Иные даже возразят, мол, если у меня будут $150 тыс., то зачем мне вообще какие-то ICO?! И будут неправы так бизнес не делается. А если вы хотите нахаляву привлечь крупные капиталы к вашему проекту, то попробуйте выйти на улицу и подходить к первым встречным с умным видом и просьбой занять вам какую-нибудь смешную по корпоративным меркам сумму. Например, $1000.

Начинать с ломаным грошом в кармане можно бизнес в рамках, например, российского ИП. А вот если вы претендуете на краудфандинг, то желательно, чтобы у вашего юридического лица были средства хотя бы на канцелярские расходы. Требование выглядит весьма взвешенно и разумно.

  1. Никто при этом не ограничивает количество эмитируемых токенов.
  2. SEC организует специализированный реестр («песочницу») проектов, выходящих на ICO. Так вот регистрация там обязательна.

Это сугубо контролирующее мероприятие, направленное на то, чтобы можно было отслеживать не только текущую деятельность собирающих деньги с населения компаний, но и контролировать серьёзность намерений организаторов и корректность исполнения описанных в презентации позиций.

  1. Обязательной становится публикация финансовой отчетности компании, вышедшей на краудфандинг. Кроме того, регулятор обязует её открывать программный код смарт-контрактов.
  2. Далее ограничение для инвесторов: одно юридическое или физическое лицо (неаффилированные) имеют право вложить в 1 ICO сумму, не более $9050 по текущему биржевому курсу (токена, естественно).

Вот здесь видится основная глупость. Понятно, что эта мера призвана ограничить объемы возможных потерь инвесторов. Скорее всего, хоть эта мера соблюдаться формально и будет, но никого она в реальности не защитит. Ибо инвесторы будут распределять свои пакеты токенов между огромным количеством офшоров и прочих юридических лиц, осуществляющих номинальное держание их активов.

  1. Дозволяется принимать к оплате за токены 8 криптовалютных тикеров: THB, Ethereum, XRP, Bitcoin Cash, Ethereum Classic, Stellar, Litecoin.

Резюме

Очень жаль, что в этом списке не нашлось места для России. Видимо, недостаточно ещё тряхнул её кризис. Не обеднела она настолько, чтобы начинать распознавать очевидные экономические истины. Остаётся только надеяться на лучшее.

Но разговор на эту тему совсем не закончен. Осталась ещё одна юрисдикция, наводящая либерализацию в криптовалютном секторе. Это Мальта. Но её ситуация настолько уникальна и интересна, что требует особенного рассмотрения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: