Нужен ли Швейцарии крипто-франк?

Федеральный Совет Швейцарии запросил изучить риски и возможности, связанные с запуском собственной криптовалюты: так называемого Е-Франка. Криптовалюта будет обеспечена государством и будет использовать схожую с Биткоином блокчейн-технологию. Как сообщает информ-агентство «Reuters», Федеральный совет намерен исследовать данное предложение, которое поступило от депутата Социально-демократической партии Цедрика Вермута (Cedric Wermuth).

Почему так поздно?

Казалось бы, чего удивительного? Страна Альп, сыра (фундю), шоколада, часов и банков обратила, наконец, свой взор на криптовалютную тематику. Удивительным может показаться то, что сделала она это столь поздно, или, выражаясь ещё более точно, – не в первых рядах.

Дело в том, что из всех перечисленных выше описательных черт этой маленькой, но гордой горной страны, определяющим, безусловно, является слово «банки». Испокон веков Швейцария позиционировала себя на международной арене, как государство- даже не -ростовщик, а хранилище. Кто-то из журналистов на рубеже 80-х и 90-х годов XX века подсчитывал (по внешним объективным признакам), какое количество денег и ценностей хранится на счетах и в хранилищах швейцарских банков. Получилось, что около 25% ВВП всей планеты!!!

Есть информация, что в хранилищах некоторых банков до сих пор «мается» золото в слитках с гербом Российской Империи и даже со свастикой. Страну всегда обходили войны (относительно мирное форсирование её войсками Кайзера в I Мировую – не в счёт). Никому не выгодно устраивать «шорох» в собственном кошельке

Промышленность, да и вся экономическая система этой страны хоть и является передовой и развитой, но всё таки не в состоянии «переварить» такой объём капиталов. Многочисленные международные связи финансового бизнеса, агрегированность страны в различные межгосударственные экономические объединения, разумеется, существенным образом, помогают финансовым институтам страны предлагать своим вкладчикам рыночную норму процента по их депозитам или средствам, выделенным в доверительное управление.e-frank

В общем, правильнее было бы выразиться, что финансовый сектор, а именно хранение и приумножение капиталов в их самом ликвидном формате, и является для Швейцарии её специализацией в системе международного разделения труда.

Тем более настораживает (по отношению к криптовалютам) тот факт, что правительство этого государства обратило своё внимание к такому феномену нашего времени, как национальные виртуальные валюты, отнюдь не в первых рядах. Представляется интересным разобрать предпосылки этой ситуации по существу и подробнее.

А кто впереди планеты всей?

В первых рядах по внедрению форков с государственной поддержкой выступила Венесуэла (ещё Филиппины, но это пока не реализовано). Причины подобной инициативы стоит искать в сфере структуры государственных доходов. У них есть 2 основные черты:

  • они нефтяные;
  • и они падают.

Как следствие, правительство из кожи вон лезет, чтобы изыскать новые источники существенных для казны доходов. И ICO в поной мере предоставляют ему шансы для обретения богатства и дальнейшего развития.

Особенностью токенов является то, что под их «личиной» могут скрываться абсолютно любые условия владения, механизмы начисления и выплаты дивидендов, а также особенности прав и обязанностей, связывающих эмитента и владельцев токенов. Что мешает тогда назвать такой токен «государственной криптовалютой»? В презентации (уставе этого форка) можно также прописать порядок его обмена на валюту фиатную и вообще, расписать все возможные «коврижки» для инвесторов. В результате получилось:

  • токен называем национальной криптовалютой с государственной поддержкой, чтобы никто не сомневался, что останется без опеки эмитента;
  • название должно быть броское и, желательно, привязанное к «вечным ценностям», типа нефти. «El Petro» подойдёт;Криптовалюта el petro
  • меняем новые виртуальные монеты на фиатные деньги по жестко-справедливому курсу 1 EP = $60 (а чтобы дважды «не бегать», то по столько же и нефть продавать будем);
  • продаем ЕР всем желающим за твердую валюту, но вот обратно принимаем только в качестве уплаты налогов – это чтобы резервы в бюджете не программировать для обратного выкупа;
  • поощряем экономических субъектов, которые за свои товары-работы-услуги также принимают EP (вроде национального авиаперевозчика). Это чтобы, значит, популяризация.

Вот и обрела криптовалюта свойство, о котором и представить себе не мог Сатоши Накамото (или кто там вместо него). Стал виртуальный форк вполне реальной беспроцентной, бессрочной облигацией…

Так а национальная криптовалюта зачем им нужна?

Соответственно и значение данной эмиссии – исключительно фискальное. Денег нужно в казну, да побольше. Да при том таким образом, чтобы и инфляцию не разгонять, и внешний долг не увеличивать. Здесь, конечно, непризнанность криптовалют в качестве платежного средства в мировом финансовом сообществе играют только на руку таким вот эмитентам.

Но, согласитесь, использование виртуальных денег не по назначению никак не влияет (в смысле, не поддерживает и не развивает) ни экономику, собственно, страны, такой форк учреждающей, ни развивает международную торговлю.

Есть один момент, который может свидетельствовать о конструктивности задумки: обратный обмен El Petro на фиатные деньги возможен, преимущественно, только посредством налоговых платежей. Соответственно, покупатели виртуальных монет получают (в довесок) интерес организовать на территории республики бизнес (в соответствии с масштабом вложений), развить его и начать платить налоги, плавно возмещая себе купленные по $60 «петроши». А если форк в цене подрастёт (он же к нефти привязан, а она того и гляди, подскочить норовит), то ещё и выгоду словить на разнице курсов за пару-тройку лет удастся.

Хроническое отсутствие денег в казне, всё более напористые нападки вашингтонского обкома вынудили правительство Николаса Мадура искать обходные пути и привлекать деньги «в счёт будущих концертов». Ведь данная виртуальная монета это, по сути, облигация, расплачиваться по которой предстоит из будущих налоговых поступлений.

Однако $1 сейчас бывает важнее, чем $100 завтра – особенно, если «соседи» у тебя на дворе цветную революция того и гляди замутят. Этим и обусловлен тот факт, что кризисная Венесуэла оказалась впереди планеты всей по части продвижения неопробованного денежного актива.

Почему проект национального форка интересен для Швейцарии

Получив столь весомую роль в мировом предназначении (можно даже сказать, призвание), казалось бы, следует быть втройне осторожным по вопросам внедрения неких новых, неосвоенных финансовых активов и либеральных экономических идеологий, вроде распределенных сетей.

Однако постановка в повестку дня вопроса о формировании электронного франка – это уже даже не проект, а вполне свершившийся факт. Так что (экстраполируя опыт государственного внедрения других задумок) можно ожидать, что где-то через год Е-франк увидит свет. Почему же это вдруг приобрело значение и важность для правительства Швейцарии?

Для того, чтобы «разнообразить меню» предоставляемых финансовых услуг?

И да, и нет. Здесь дело в трансформации популярности. Став общепризнанным «тихим местом» для хранения капиталов, Швейцария также обрела лавры славы той юрисдикции, которая не спрашивает, откуда e-frankу вкладчика его капиталы. Если у вас счёт в швейцарском банке, то несмотря на ужесточающуюся политику Интерпола по вопросу блокирования и изъятия капиталов сомнительного происхождения, добиться реального возврата не совсем честно нажитых активов практически неосуществимо.

Согласно расхожему мнению, основным источником таких капиталов является РФ, откуда сомнительные деньги перекачивались в оффшоры далеких юрисдикций с расчётными счетами во вполне швейцарских банках. Отчасти это верно. Во всём, кроме пальмы первенства. Ведь вполне логично предположить, что наибольший поток «неправомерных» капиталов будет из наиболее богатых стран, а такой страной Россия-матушка, увы, совсем не является.

И это правда – самое большое число вкладчиков (относительное и по абсолюту) в швейцарских банках приходится на США. Именно американские резиденты стараются создать себе «кубышку» во вне досягаемости отечественной для них юрисдикции. Разумеется, это (как и в случае с Россией) в подавляющем числе случаев – капиталы, нажитые незаконно, а именно, посредством недоплаты в бюджет Дяди Сэма обязательных платежей – налогов.

Чтобы скрыть активы вкладчиков?

Надо сказать, что признавая неотвратимость налоговых платежей (поговорка: неизбежно, как смерть и налоги), американцы, как впрочем, и все остальные народы мира, очень не любят их не то что переплачивать, но даже просто платить. Отмывание в США всегда было развитым и высокодоходным бизнесом. Самый эффективный и производительный способ отмывания – через ценные бумаги на организованном рынке. Тогда, в силу обезличенности приобретаемых ценных бумаг, можно легально заменить одну формулировку уже банковского платежа на другую.

Пользоваться этим способом американцы начали уже очень давно и успешно пользуются по настоящее время. Трудно даже оценить, какое количество триллионов долларов было «отмыто» таким образом, хотя бы если посчитать с момента окончания II Мировой войны. И в качестве хранилищ (тёплых, тёмных, спокойных и уютных мест) вполне естественно превалировали банки Швейцарии.

e-frankВ итоге накопленные таким образом капиталы довольно сильно заинтересовали фискальные власти США (им очень захотелось изыскать дополнительные внутренние резервы). Подобный интерес также совпал по времени с периодом максимального технологического, экономического и политического могущества США на планете.

Дядя Сэм никогда не любил церемониться. А когда его политические вес и влияния обрели такую мощь, что позволяли любую страну воспринимать, как вассала, то тем более. В итоге сопротивление швейцарских политических элит было недолгим. Результатом стал закон, обязывающий все национальные банки раскрывать всю (!!!) клиентскую базу, если в активах банка существует хоть один цент, пришедший из США (или же вложенный в американские активы).

Закон и серия инструкций увидели свет в 2010 году, и именно этот момент можно считать началом крушения банковской тайны на планете. Мир действительно стал глобальным и обрел своего хозяина-распорядителя

Разумеется, глупо предполагать, что новая норма могла понравиться представителям швейцарской финансовой элиты. Однако «суетиться под клиентом» было уже поздно. Суверенитет был утрачен и трудно предположить, какие нужны усилия (и совпадение обстоятельств), чтобы отыграть ситуацию назад. Нет, отток вкладчиков не начинался. Однако то реноме, которые было у этой страны до рассматриваемого закона («неприкасаемой кубышки») уже не соответствовало действительности.

Вот мы и подошли к самому интересному…

Но вот, в январе 2009 года на свет появился Биткоин. И он оказался тем самым обстоятельством, которое способно дать швейцарским банкам обходной маршрут при взаимодействии со всемогущим вашингтонским обкомом. Самой главной насущной для многих собственников чертой криптовалют является её обезличенность. И именно она даёт шанс возврата ситуации с обязательным раскрытием вкладчиков банками Швейцарии в прежнее конфиденциальное русло.

Сама по себе криптовалюта сейчас не находится в полноценном правовом поле Швейцарской республики. Если взять, да и начать принимать «сбережения» частных лиц в Биткоинах, то это будет откровенной наглостью по отношению к финансовой правоприменительной практике. Этому препятствует ряд норм и законов, нарушение которых вытолкнет участников системы из ряда организаций с гордым именем «банк» (а то и вообще лицензии лишиться можно).

Совсем другое дело, если криптовалюта образуется с благословления самого государства. Ну, и с наличием у данного форка «привычной мантры» гарантий ценными металлами и прочими активами со стороны официальных властей. Тогда уже никто не сможет сказать, что некий банк принимает непонятные цифровые коды в качестве платёжного средства, чем размывает понятие денег в экономике страны и проводит на её территории экономическую диверсию…

И вместе с тем, если работать со вкладами в формате этого национального форка, то банк вполне может и не знать, кто является их владельцем.

Онлайн холдер вполне может быть и обезличенным (для доступа нужен только логин, пароль и e-mail)

А значит, понятие банковской тайны (или тайны вклада) не только возвращается, но еще и обретает чисто юридические основания. Ещё бы, ведь форк-то, в отличии от Биткоина, выпускается на вполне законодательно одобренной базе!

Резюме

Венесуэла и Швейцария производят эмиссию своих виртуальных валют по совершенно разным причинам. Первая – в связи с тем, что в ее бюджете просто отсутствует остро необходимое количество денег. Национальная криптовалюта здесь является суррогатом-заменителем бессрочных, беспроцентных (но возможно, что дисконтных) государственных облигаций. Непризнанность любых криптовалют позволяет не учитывать объем этого форка в качестве заемных средств в бюджете страны. А значит, не влияет на её международные кредитные рейтинги.

Швейцарии же национальный форк нужен для восстановления своих политических позиций, в частности, чтобы иметь законные и обоснованные причины не «светить» клиентские базы своих банков кому бы то ни было. Объективность ответа здесь бесспорна: «Мы не знаем, чьё это…»

Оцените красоту игры!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: