Камбоджа анонсирует собственные криптоденьги

Анонс национальной криптовалюты Камбожи состоялся 7 марта 2018 года (во время саммита ASEAN 2018 BlockChain), который проходит в столице Камбоджи, городе Пномпене. Новая криптовалюта Камбоджи получит название «Entapay».

Очередная претензия на национальный форк

Обратите внимание, потихоньку складывается тенденция, что громче всех кричат об успехах внедрения, голосят о неминуемой эмиссии «самостийных» виртуальных и, конечно же, сверхпопулярных денег…страны, не добившиеся сколь-нибудь существенных успехов в экономике. И хвост постепенно начинает вертеть собакой теперь признаком управленческого бессилия на государственном уровне становится именно выпуск суверенной криптовалюты.

На дворе кризис и непонятно что предпринять – выпусти национальный форк

Ещё даже ничего конкретного неизвестно о структуре предполагаемого альткоина, но уже сейчас можно с уверенностью говорить о попытке финансовой бутафории. Дело в том, что после того, как идею El Petro стала активно раскручивать Венесуэла, на поверхность вылезла ещё одна прелюбопытная деталь национальных форков – они банально не пользуются спросом на вторичном, но вполне организованном рынке.

Как происходит ICO криптовалюты? До безобразия просто:

  • Формируется презентация – преанонс – своеобразное либретто предстоящего проекта.
  • Далее – оферта. Это уже почти юридическое действо – приглашение неограниченному кругу инвесторов принять участие в покупке токенов. Оферта расписывает детали проекта, исполнителей, сумму привлекаемых инвестиций, а также бонусы, которые несёт в себе каждый токен.
  • PR-кампания (no comments).
  • Размещение токенов: сначала первичное – по предварительной подписке (можно даже в несколько этапов), а затем и на открытом рынке.

Ах да, о главном – основой всего должна стоять идея проекта. Собственно, под её реализацию и собираются деньги. Стартап, так сказать. Вот именно с идеей у национальных форков и наблюдаются наибольшие проблемы. Частные проекты – это, как правило, когда кто-то что-то придумал новое, интересное, на что будет спрос со стороны потребителей, а потому, это потенциально прибыльно. А что придумывают организаторы национальных криптоденег?

В сущности, кроме как попыткой дополнительно монетизировать «торговую марку» государства, национальная криптовалюта больше ничем не является. Этот краудфандинг не нацелен на реализацию какого-то проекта: ничего нового не создается. Более того, ничто даже не переходит из одного состояния в другое. Относительно El Petro – это вообще замороженные средства инвесторов, которые могут быть использованы только для оплаты налогов в венесуэльскую казну.

Недавно о приёме El Petro к оплате за билеты заявила национальная авиакомпания Венесуэлы. Посмотрим, как долго у неё хватит запаса ликвидности при этом

Криптовалюта КамбоджиПотому и ездят представители Венесуэлы по странам да континентам, изо всех сил «пропихивая» свой форк по нескольку килограммов в одни руки (а так – кто сколько возьмёт). Потому что никакой другой сущности, кроме облигационной, их криптовалюта под собой не имеет. А попытка продать (пардон, разместить) в рамках пресейла El Petro – это обычное выпрашивание денег «на бедность» у других правительств.

Нечто похожее ожидается и в Камбодже, только со своим колоритом. Впрочем, колорит вполне достоин того, чтобы рассмотреть его подробнее.

Аргументы

Организаторы эмиссии камбоджийских криптоденег – Entapay – рассматривают свой форк, как некое связующее звено между миром криптовалют и классических финансов.

В мире действительно, есть примеры подобных и весьма успешных, а главное, несомненно, крипто- – валют. Это Ripple. Хотя этот альткоин совсем и не децентрализован вовсе, абсолютно не обеспечивает никакой обезличенности, а следовательно, если и трансграничен, то весьма до поры, но зато его организаторы смогли поладить со столпами мирового банкинга и довольно успешно продолжают свою экспансию. Недавно были реализованы договоренности с крупнейшим банком Саудовской Аравии о принятии и использовании Ripple в расчётах.

Вот уж даже и не знаю, насколько Entapay сможет составить конкуренцию Ripple. Здесь, как в анекдоте:

– Доктор, почему вы не назначаете своим пациентам наше гомеопатическое средство? Оно же на 30% эффективнее, чем плацебо!

– Видите ли, голубчик, ваше средство я второй раз в жизни вижу, а плацебо уже 300 лет используется.

Может, конечно, презентация и не врёт, и у камбоджийской «крипты» действительно чудовищный потенциал, а у её разработчиков в наличии присутствует «группа поддержки» из профессиональных переговорщиков, умеющих убеждать несговорчивых мировых банкиров. Но только вот догнать команду Ripple по тому колоссальному объёму работы, который они уже совершили (и имеют потенциал к достижению новых результатов), не представляется реальным.

Скорей, нас ждет эдакий закос в стиле фанк, когда насколько банков второго звена (впрочем, пусть даже и мирового уровня) согласятся принимать камбоджийские национально-виртуальный деньги, как свои собственные. Но и не более того. Говорить о существенной капитализации форка в данном случае не придется вовсе.

Разработчики утверждают, что потенциал Entapay даст ей такой экономический вес, что позволит заменить VISA как по технологическим возможностям, так и по финансовой привлекательности, и сделает эту криптовалюту инструментом мирового платежа

Криптовалюта КамбоджиНу, это мы проходили. Сказки из цикла, что коммунизм на всей планете победит, и деньги навсегда отменят. Если честно, наличие таких заявок резко девальвирует ценность всей презентации. Хочется спросить – ты кто, мальчик? VISA – это платёжная система, объединяющая миллиарды пользователей, – это много. А сколько пользователей намечается у тебя? В рамках своего многоквартирного дома я тоже могу организовать клиринговый центр – ТСЖ называется – платежи летать будут. Но это совсем не значит, что я какую-то долю транзакций от VISA отберу, а те будут нервно курить в сторонке, глядя на мои успехи.

Далее, чтобы «отобрать» какую-то существенную долю от оборота VISA, нужно предложить пользователям принципиально лучший класс обслуживания:

  • или платежи у всех пользователей должны проходить в любую точку планеты быстрее;
  • или стоить они должны дешевле;
  • в крайнем случае, с безопасностью должна ситуация складываться радужнее.

Сделать хотя бы также, как у VISA – это колоссальные затраты средств и времени на оборудование и отладку технологии. К слову, у сети Биткоина также пока не получается даже близко, если судить по интенсивности платежей (несколько десятков подтверждений в секунду против 2500-7000 у VISA). А значит, придет Entapay и всем сразу станет жить хорошо? Как по Станиславскому – не верю!

И факты

Гораздо больше верится насчёт маркетинговой составляющей проекта. То есть поездят министры по странам. Не то, чтобы с протянутой рукой, просто те ценности, которые они будут предлагать за реальные деньги, не видны – они виртуальные. Соберут заявок (подписок на пресейл) от стран, заинтересованных в эксплуатации ресурсов Камбоджи, а далее начнется период «монотонного развития». В смысле, что некоторые позиции оферты, конечно, выполнены будут, и даже найдутся финансовые институты (кроме местного ЦБ), которые Entapay в межбанковских расчетах принимать начнут, но говорить о сколь угодно значительных объемах в масштабе совокупной криптовалютной капитализации не придется. Альткоин будет тупо стагнировать.

Криптовалюта КамбоджиДля того, чтобы говорить о каком-то подобии успеха валюты, претендующей на то, чтобы занять свое место в межбанковском клиринге, необходимы договорённости, прежде всего с системообразующими банками. Доверие пользователей в данном случае нужно зарабатывать именно через них. Только так удастся привлечь к пользованию форком широкие слои хозяйствующих субъектов и создать заинтересованность у спекулянтов.

Крис Ларсен (сооснователь Ripple) не ездил по потенциальным покупателям, чтобы «втюхать» им свою криптовалюту. Зато он частенько организовывал переговоры с крупнейшими представителями банковских кругов, повышая, собственно, «распределенность» своей сети.

Конечно, «распределённость» здесь не имеет ничего общего с распределением информационных массивов блокчейн, а означает опосредованное расширение клиентской базы. Чем больше банков будет пользоваться Ripple-ами, тем больше пользователей-частников будет формировать спрос на криптовалюту

Камбоджа – страна, которая в мировом отраслевом разделении труда не обладает сколь угодно значительной нишей. Давать ей деньги на развитие бесперспективно – а на развитие чего, собственно? Когда правительство выпускает национальный форк, то самым разумным направлением его использования является инвестирование в доминирующие по производительности и технологической оснащённости национальные (именно национальные) отрасли народного хозяйства. Но:

  1. Во-первых, что здесь развивать? Всё? Хорошо, а что тогда в первую очередь?
  2. Во-вторых, а есть ли достаточно развитый благоприятный инвестиционный климат?

Скорей всего, деньги, вырученные от продажи пакетов токенов национальной криптовалюты Камбоджи на пресейле, пойдут на финансирование дефицита госказны. Это совсем не злорадные прогнозы, просто ничего конструктивного от неразумно составленной презентации и оферты ждать, как правило, не приходится. Более всего увещевания о том, что Entapay заменит VISA (хотя бы по некоторым показателям) похожи на «притянутую за уши отмазку» составителей проекта. Как говорится, если уж ну совсем ничего нового нельзя придумать, то вставляй в проект идеи мирового господства (хотя бы частично).

Резюме

Наверное обращает на себя внимание тот факт, что описание всевозможных идей национальных форков идет исключительно в негативном ключе. А всё потому,.. что так оно и есть. Со временем будут поступать уже статистические данные об «успехах» суверенных альткоинов на финансовом поприще. Но здесь есть одно существенное различие. В настоящий момент потенциальные держатели этих криптоденег ещё не успели потерять свои вложения, поэтому имеет смысл приложить усилия, дабы обратить их внимание на то, во что именно они собираются инвестировать (если собираются).

Идея национальной криптовалюты столь же пагубна, как и красивые лозунги, вроде «Свобода! Равенство! Братство!». Твоя свобода всегда заканчивается там, где начинается свобода другого. Равенство никогда не существовало и никогда не будет существовать, потому что у каждого своя производительность труда и стартовые условия. А братство – это вообще злая ложь. Люди никакие не братья, а конкурирующие друг с другом эгоистичные индивиды (и это и есть норма). Никогда ещё не проливалось столько крови, чем под столь гуманными, но лживыми лозунгами.

Национальная криптовалюта не несёт в себе тех ценностей, которые стоят за действительно распределенными альткоинами (вроде Биткоина или Эфириума). В ней нет ни обезличенности, ни трансграничности, ни распределённости. Все слова многочисленных презентаций – это обман, ложь, которая служит лишь тому, чтобы оправдать увеличение долгов государства, которые будут формироваться с помощью выпускаемой национальной криптовалюты. И Entapay здесь – не исключение.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: