Цифровые деньги и цифровые права – ищем 10 отличий

Цифровые деньги или цифровые права

Цифровые деньги, цифровая валюта, цифровые права… Откровенно говоря, пытаться найти «50 оттенков серого» в высказываниях людей, которые сами не всегда отчетливо понимают, о чем именно идёт речь, – занятие неблагодарное. Уже давно и весьма точно подмечено, что российский парламент – не место для дискуссий. А кроме того, наблюдается устойчивая тенденция на то, что этот законодательный орган российской вертикали власти постепенно превращается в сугубо административный. То есть решение (видение, концепция, парадигма) уже давно выработано на других уровнях властной вертикали. А парламент просто его «проводит» согласно устоявшемуся за десятилетия алгоритму.

Кто воду мутит?

Кто же эти субъекты, столь решительно выносящие свое суждение и диктующие его аж самой Государственной Думе? Вполне очевидно, что это может быть только «тяжеловесы» власти исполнительной. Которые тем могущественнее, чем более приближены к персоне президента. Уж ему-то слова никто поперёк не скажет, никакой парламент! И вот чем ближе и выше мы поднимаемся к властной верхушке, тем более агрессивное и реакционное можно встретить отношение ответственных лиц государства к самой идее криптовалют.

Тем страннее выглядят словоизобретательные спекуляции представителей самой Государственной Думы РФ. Они словно хотят описать некие аспекты что-либо «виртуально-денежного». При этом вполне отдают себе отчёт в том, что дело это сугубо крамольное и потенциально грозит им некими санкциями. Вот и придумываются замены словесных определений вполне понятным и уже ставших привычными криптовалютным терминам.

Первый, кто отреагировал на подобную подмену понятий был заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев. Он в частности сказал:

Цифровые деньги или цифровые права

Вот оно как! То есть, чтобы не попасть в очередную судебную коллизию, когда Биткоины вроде как и не признаются финансовым активом (а также вообще чем-либо хорошим, позитивным и конструктивным). Но в случае, если они у должника обнаруживаются, то ещё как хочется их изъять, а прав нет. Так вот во избежании таких вот ситуаций законодатели прозорливо начинают заниматься юридическим… «словоблудием». Пытаясь придать новый смысл старым понятиям.

Или всё-таки нет всевозможных уклонистов (от выплаты долга) и саботажников? А депутаты на самом деле пытаются дать жизнь виртуальным деньгам пусть и с видоизмененным названием… Что же, тема достаточно глубока и интересна, чтобы её игнорировать. Попробуем разобраться.

Виртуальные валюты: всё ли в них так плохо с позиции властей?

Совсем недавно отечественный президент еще раз подтвердил последовательность своей линии по вопросу криптовалют:

Цифровые деньги или цифровые права

В данном массиве тезисов определенно прослеживается идеологическая убежденность и, если хотите, отсутствие непредвзятости. Например, каким образом анонимные субъекты (майнеры) могут вовлечь в противоправную деятельность рядовых пользователей виртуальных денег? Существует ли обеспечение по деньгам традиционным? Если да, то как это помогло, ну, хотя бы в пору последней серьезной девальвации рубля в 2014 году? И параллельно с этим вопрос об ответственности вполне конкретных лиц в государстве за последствия девальвации и всплеска инфляции в том же 2014 году (раз уж об этом заговорили)?

Разбирать данное высказывание можно долго и детально. Но уже даже перечисленные пункты наглядно демонстрируют банальное нежелание у хозяина иметь на своем «дворе» что либо иное (в виде расчётного эквивалента), кроме как рубля. Биткоин-шмиткоин – как его для интересов российских-то использовать? Его же не напечатать, ни изъять, ни отследить даже! Проблема для милиции, проблема для Центробанка, да проблема для всей финансово-кредитной системы в стране в целом. Граждане начнут что-то «мутить», а власти ни сном ни духом. Даже никакой теоретической возможности не окажется этому процессу воспрепятствовать.

Так почему запрещают-то?

Самым бесполезным аргументом для властей здесь является то, что тот же Биткоин очень даже потребен малому и среднему бизнесу, который занимается производством товаров на экспорт, а также такому же массиву малых частных предпринимателей, которые работают в сфере импорта (их у нас давно прозвали «челноками»). Вот и прикрываются наши правители интересами пенсионеров да безопасности (вроде угрозы терроризма). Чтобы только не защищать подлинные экономические интересы державы.

Что касается всевозможных угроз вроде финансирования терроризма, то этот тезис действительно является универсальным громоотводом для любого вопроса. Нет, правда, Биткоинами шли расчёты на торговой платформе Silk Road. Да и после её успешного закрытия торговля всем запрещённым предпочтительно осуществляется именно посредством валюты виртуальной. Аргумент действительно железный, но… абсолютно несостоятельный.

Биткоин был «изобретён» в начале января 2009 года. До этого его просто не существовало в природе. И что же, если следовать логике тезиса о финансировании глобальных непристойностей, только с появлением виртуальной валюты начались

  • масштабная торговля наркотиками;
  • незаконная торговля оружием;
  • работорговля

Очевидно, что нет. Все эти крамольные деяния прекрасно проводятся и за вполне традиционные, классические (фиатные) деньги. Как раз их-то власти всех стран контролируют и по номерам и по субъектам-держателям. Вот, вроде, и спрашивать есть с кого, а все вышеперечисленные ужасы как процветали, так и процветают.

С этих позиций (и при таком подходе), конечно, виртуальные деньги совершенно не представляют никакой ценности для властей. Напротив, формируют одни лишь угрозы (самому факту существования государственной власти в стране, то есть тотальному контролю).

Однако есть одна черта в криптовалютном механизме, которая неизбежно является притягательной для всех властей всех без исключения государств. Об этом далее.

Благословенный бездонный колодец

Взгляните, как лихо, быстро и внушительно выхватывают успех ICO-стартапы. Интенсивность сбора средств у лидеров измеряется не иначе как миллионами долларов в минуту. Причём некоторые процедуры действительно длятся по несколько минут. Впрочем, гораздо сильнее впечатляет пресейл Telegram. За первый раунд Павлу Дурову удалось собрать с инвесторов аж $850 млн. (менее, чем за 3 недели). Да, и столько же во втором раунде.

А теперь посмотрите, подо что инвесторы со всего мира выкладывали финансирование в данном размере. Это пока ещё не осуществленная «в металле» идея многофункциональной платформы. Она подразумевает под собой не только выпуск криптовалюты для внутреннего пользования (GRAM), но и для использования в общемировом товарно-хозяйственном обороте (TON). На базе этой универсальной платформы можно будет создавать собственные утилиты. И на возмездной основе делиться результатами своего труда с другими пользователями.

Среди прочего обещано и решение проблемы, в частности, Биткоина. А именно: транзакции в рамках сети TON предполагается сделать мгновенными. Это пока не удается сделать программистам классических распределённых сетей, работающих по принципу Proof-of-Work. Получается, что господин Дуров в презентации своего ICO пообещал одним махом решить те проблемы, которые не могут уже почти целое десятилетие решить множество умов на планете…

В общем, мёд с молоком. Вот только одна маленькая проблемка – ничего из заявленного пока что не увидело свет.

А что в реалиях?

Имеет место пока лишь своеобразный протокол о намерениях, подтвержденный, разве что только имеющимися в наличии «мощностями» (в виде штата профессиональных программистов и более ли менее качественно прописанной задумки-макета). И вот за это инвесторы со всего мира вывалили $1,7 млрд.? Одно из двух:

  • финансовый мир сошёл с ума

или

  • в проекте имеет место нечто более ценное.

И второе вполне справедливо. Но только не конкретно для Telegram, а для всех ICO в мире. Речь идёт о зарегулированности и зарегламентированности всех существующих формальных процедур краудфандинга.

Обратите внимание, сколько стартапов, особенно в высокотехнологичных отраслях, выходит на IPO на организованных финансовых рынках (особенно, на российском). Нисколько. Почему? Да потому, что выход всего нового и рискованного к финансированию со стороны большого количества инаесторов фактически перекрыт всеми монетарными властями в мире. Здесь присутствует логическая бомба: всё новое, что потенциально опасно для вкладчиков, то попадает под запретительные «регулировочные» шаблоны финансового законодательства. Но если не давать деньги стартаперам, то новое и не увидит свет.

Выход

Его нашёл сам рынок (как это обычно и бывает). Многочисленные организаторы проектов стали привлекать деньги… через интернет. То есть буквально, нигде не регистрируясь и предоставляя вниманию потенциальных инвесторов одну лишь презентацию своего проекта. Где расписываются все его потенциальные преимущества. А инвесторам предлагается самим решать, насколько все эти декларации близки к реальности.

Покупать предлагается уже не акции, а токены . Это, конечно, аналоги акций. Но вот только права и обязанности, входящие в этот термин, определяются организаторами проекта самостоятельно. Полнейшая либерализация. Нет никаких ограничений – всё определяется рынком. В токен можно «запихнуть» всё, что угодно. Если рынок принимает эти условия и токены раскупаются, то значит, данный проект имеет право на существование. Покупаются и продаются токены, естественно, за криптовалюту. Потому что в случае использования фиатных денег, такие сделки могут быть с легкостью перекрыты фискальными и монетарными властями. И только виртуально-денежный оборот дает гарантии прохождения транзакций.

И вот именно потенциал рынка ICO является столь притягательным для любой государственной власти на планете. Ведь это можно скрестить высокую надежность государственной ответственности (что, справедливости ради, присутствует в российских реалиях) и колоссальную платежеспособность и готовность инвесторов в ICO-проекты со всего мира.

Только представьте себе: токены государственного евро-займа РФ. Ни тебе клиринга со стороны англо-саксонских «партнеров». Ни санкций (а как их реализовать-то, если все инвесторы обещличены)! И при этом чудовищный объём средств, изготовленных для вложения

Резюме

Цифровые деньги или цифровые права

Ага, так всё-таки есть такая задумка по использованию криптовалют (для проведения ICO). Разумеется, что для государственных нужд, конечно, для каких же ещё. Вот только жаль, что данное право (а именно, выход отечественных инвесторов на ICO) наше государство хочет приватизировать. И кстати, далеко не факт, что при таком подходе ICO государственных токенов может состояться. Здесь же… все от атмосферы зависит.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: