Выпуск собственной криптовалюты получает новый окрас, или запреты по-камбоджийски

Камбоджийское правительство, которое объявило о выпуске собственной национальной криптовалюты Entapay, запрещает финансовым учреждениям работать с транзакциями виртуальных денег других наименований.

Мы продолжаем следить за успехами региональных государств, которые в погоне за обретением гордого звания прогрессивных держав XXI века наперебой анонсируют выход собственных, полных национальной гордости форков. Не успели отгромыхать пафосные доклады от всевозможных разноплановых властей Венесуэлы (занимавшимися распространением виртуальных денег среди мирового населения) о победном шествии государственного форка El Petro по планете, как с возгласом «И мы тоже! Мы тоже!» на это поле выскочила команда Камбоджи.

Бывшая вотчина Красных кхемров, с лёгкой руки либеральных западных аналитиков прозванная одним из Азиатских драконов (или тигров…), решила сорвать овации прогрессивной общественности, шумно выстрелив в воздух не просто абы какой придуманной криптовалютой, а форком с нетрадиционной идеологией (хорошо хоть, не ориентацией), которая на поверку оказывается банально содранной с альткоина Ripple.

«В кармане у Воробьянинова лежало 200 рублей. Бывший светский лев решил поразить Лизу широтой размаха!» (И.Ильф, Е.Петров «12 стульев»)

«Тут вам не там! Мы не просто денег снимаем с доверчивых капиталистов. Мы предлагаем поиспользовать наши криптоденьги, как промежуточное звено промеж виртуальной финансовой системой и классическими финансами» – говорит нам эмитент.

«Да?» – неподдельно удивляются видавшие виды криптоинвесторы, – «А те самые традиционные банки-то знают, что вы это… Ну, промежуточные?»

«Так, а сейчас и узнают!» – не унимаются эмитенты – «Мы вот ка-а-ак закраудфандим наш коин! Тут главное правильно выбрать название. Так, «Petro» – занято… Может быть, «Goldo»? Хотя, Мадуро просил все, что связано с золотом, не трогать – какая-то там у него идейка на этот счёт. А что, если «Diamondo»? Хотя, нет – как-то неуверенно звучит. Какое-то «дай» в первом слоге… А, была не была, – пусть будет нейтральное «Entapay».

Национальная криптовалюта камбоджи

Анализируя поступающую из открытых источников информацию, иногда создается впечатление, что этот смоделированный, совершенно несерьезный гипотетический диалог авторов форка и потенциальных инвесторов в него действительно имел место в реальности. Настолько необоснованно амбициозно выглядят устремления организаторов. Но поступающая информация вообще сбивает с ног своей нелепостью. Нет, это кто угодно, только не драконы…

Как в теории работает схема камбоджийской криптовалюты

Не секрет, что международные платежи иногда сильно вымораживают участников мировой торговли. Они:

A – порой, необоснованно длительны;

B – просто длительны (4 дня – это перебор);

C – зарегулированы (иногда для совершения платежа требуется большое количество первичной бухгалтерской документации).

В сущности, это является одной из причин востребованности криптовалют. А что если попытаться не противопоставлять альткоин традиционной финансовой системе, а попробовать эргономично вписать его в неё. Почему это может быть выгодно пользователям?

  • Деньги начинают буквально «летать».
  • Комиссия криптовалютной системы существенно меньше, чем у традиционных платежей.
  • Раз альткоин – это криптовалюта, то получается, что он совмещает в себе плюсы как традиционного денежного оборота, так и доступы к мировым криптовалютным обменным площадкам.

Почему это выгодно банкам?

Банки реально экономят, снижая собственные издержки

Процесс прохождения денег с корсчета на корсчет напоминает цикличный разветвленный граф. В РФ деньги преимущественно ходят между банками через корсчет ЦБ (в России, вообще, все системы очень сильно завязаны на Москву). Исключения, безусловно есть, но именно в нашей стране ЦБ пропускает через себя львиную долю всех платежей. В Европе, например, все по-другому. Деньги путешествуют от отправителя до счета-назначения через цепочку аккредитованных банков-корреспондентов. Проще говоря, какой-то банк «дружит» не со всеми банками мира, а только с некоторыми с которыми он находится в корреспондентских отношениях. Направить деньги напрямую в другой банк (некорреспондент) такой банк не может. Отсюда и цепочка. Естественно, что прохождение чужих денег через корсчет любого банка оставляет на нем «долю малую». Комиссия зависит от разных обстоятельств:

  • категорийность изначального банка-отправителя;
  • срочность прохождения платежа;
  • категорийность самого плательщика.

На нескольких сотнях тысяч транзакций за месяц, в общем-то, набегает. Часть этих издержек банки транслируют непосредственно на клиентов (меньше 25%). Но они ограничены:

  • во-первых, действующими клиентскими договорами;
  • во-вторых, конкуренцией на рынке (при удорожании банковских услуг лакомый клиент может просто «пересесть» в другой банк, где более сговорчивый и нежадный управляющий).

Как результат, львиная доля оплаты за прохождение клиентских платежей формируют изрядные в абсолютном значении издержки финансовых институтов, которые они вынуждены платить таким же, как они сами. Вот он, звериный оскал капитализма.

Ускоряение платежей

Что делает альткоин? Он переносит платёж в совершенно другую среду. В интернет. Там нет цепочек аккредитованных банков-корреспондентов: деньги перечисляются с одного кошелька на другой. Реализуется принцип «P2P» («Плательщик»-«Получатель»). Да, здесь есть комиссия, но она существенно (в разы, если не на порядок) меньше. А главное – скорость.

Национальная криптовалюта камбоджиПолучается, что платежу из Сингапура в Буэнос-Айрес не нужно проходить по региональным цепочкам банков-корреспондентов, где они будут выверяться на каждом корсчету на предмет подтверждения их оригинальности (чёрт с ней, с банковской комиссией, но ведь промежуточные банки выверяют каждый платёж, как бы, «с нуля»). Всё это хоть и делает компьютерная программа в рамках заданных алгоритмов, но платежей-то тоже не десяток, а миллионы. А ведь есть ещё и багги, а ведь есть ещё и вмешательства в работу программ (как злонамеренные, так и профилактические). Всё это сильно удлиняет элементарные, на первый взгляд, процедуры.

Технология blockchain способна делать все это более компактно. Ей нужно 3 значения:

  • исходная адресация;
  • конечная адресация;
  • переводимая сумма.

Подтверждение осуществляется только единожды, но по результатам многократного сравнения результата с разными информационными массивами системы (у Биткоина таких подтверждений от 3 до 150 (!!!), в зависимости от условий транзакции). Таким образом клиент, кем бы он ни был (плательщик или реципиент), реализует свое финансовое желание, практически, сразу. Дело за малым – интегрировать криптоденьги в инфраструктуру традиционных финансов.

Как объединить виртуальные деньги с реальностью

Это сложно (судя по отзывам подавляющего числа властных политиков и системообразующих чиновников). Однако, руководство каждого банка, предполагая потенциальную возможность такой вот криптовалюты, думает так:

«Пускай через меня будут идти фиатные платежи других банков – они мне заплатят за это комиссию. Но вот я уже никому комиссию платить не стану. Я быстренько конвертирую фиаты в эту «крипту» и отправлю ее в соответствии с принципом P2P банку-получателю… Ах, да, ведь нужно же, чтобы тот банк тоже акцептовал эту «крипту», да ещё и чтобы курс конвертации у нас был общий».

Вот и встает перед организаторами проекта такой криптовалюты сразу 2 насущные проблемы:

  1. Во-первых, нужно всё-таки добиться, чтобы именно на их криптовалюту официальные политические власти смотрели более благосклонно. А что для этого нужно сделать? Правильно:
    • убрать к чёртовой матери всякую либеральную ересь, типа распределённости;
    • далее: так, или про неподконтрольность забываем, либо… (понятно, что здесь лучше забыть);

А вот трансграничность оставляем. Нет, ну в самом деле, в чём тогда прикол криптовалют, если и интернет наводнить границами. Да и сам проект нацелен на международные платежи (как же тогда P2P, и всё такое?).

  1. И во-вторых, нужно сделать так, чтобы традиционные банки просто физически имели возможность работать с этой криптовалютой. Ну хорошо, блокчейн обеспечивает выверку, сверку, выявление, гарантии. Доказали, признали, решили, постановили, запротоколировали. Но есть одна «гадость» фундаментальная, которую всю эту бочку меда портит:
    • банки работают с безналичными, но не с обезличенными платежами. Убрать анонимность немедленно! (всё по паспорту).

И получилось! Ripple стала первой криптовалютой, которая вошла в обиход традиционного банковского сообщества. Причем, прошу заметить, основными клиентами этой криптовалютной сети являются именно банки, а не частные пользователи. Нет, если частник желает, то и он может на бирже с этим тикером «побаловаться», и с долгосрочными инвестиционными целями ею закупиться (валюта неоднократно демонстрировала относительную самостоятельность, когда шла против всего крипторынка).

Национальная криптовалюта камбоджи

Но главными держателями контрольного пакета успеха проекта были, являются и будут оставаться крупнейшие финансовые столпы мирового банковского сообщества (первым, с кем руководителям проекта Ripple удалось договориться, был банк «UBS»). Именно они обеспечивают крупнейший нескончаемый поток транзакций, благодаря чему комиссия в криптовалютной системе очень привлекательная (ниже, кажется, только у DOGE – 2 монеты).

Сам альткоин вышел весьма куцый, можно даже сказать – кастрированный:

  • ни тебе фактической независимости;
  • ни тебе обезличенности,

но если не нужно ни от кого бегать (как подавляющему количеству участников мировой торговли), то чёрт с ней, с обезличенностью! Зато посмотрите, как быстро и дёшево добегают отправленные денежки. А ведь ускорение оборота дорогого стоит – за эти проценты ВВП рачительные государственные мужи друг другу глотки рвут и глаза выцарапывают.

Как на практике реализуются устремления

― А у меня к тебе предложение, брат, фирму открыть «Братья Багровы». А, звучит? Нет, ты скажи, нравится?
― Чего делать будем?
― Бизнес. Всё, в общем. Но главное, проблема одна есть ― конкурент. Круглый. Кличка у него такая.

(к/ф «Брат»)

Вот скажите, ну чем криптовалюта Entapay отличается от такой вот оферты по организации бизнеса? Стоит напомнить, что проектом предполагается весьма амбициозная задача. Дело в том, что банкиры – парни очень подозрительные и не доверяющие, порой, даже собственной тени. Создатели Ripple справедливо видели свою миссию в том, чтобы эту вот идею собственной «крипты» разместить в головах принимающих решения управляющих (и не просто там, директоров региональных филиалов каких-нибудь, а полновесных первых лиц банков, узнаваемых в любой части света). Только если сразу несколько банков согласятся на такую вот для них авантюру, только тогда можно будет считать миссию стартовавшей.

А ну-ка, выставьте хотя бы пару шариков друг на дружку и не давайте им скатиться. А теперь, держа эту «пирамидку» в руке,… спляшите-ка

Нечто подобное, в смысле реалистичности исполнения, представляла собой миссия создателей Ripple. И все-таки у них получилось! Более того, на достигнутом никто не думал останавливаться и в систему втягиваются все новые банки из богатых частей света (например, недавно к сети примкнуло Агентство денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA)). В общем, «… И вновь продолжается бой! И сердцу тревожно в груди!»

А что же Entapay? Камбоджийское правительство запретило банкам-резидентам работать с другими криптовалютами, кроме национальной.

Да парни, недалеко же вы ушли в развитии от драконов (или от тигров…)

Амбициознейшие планы по интеграции собственной «крипты», которая по определению:

  • поддерживается вниманием к ней целого правительства целой страны (хоть и не очень богатой, но все же);
  • мало чем отличается от любой другой криптовалюты, эмиссия которой происходит по принципу Proof-of-Steak, а значит может конкурировать на равных с той же криптовалютой Павла Дурова (TON или GRAM),

начинают свою реализацию… С дебильного запрета на использование своими резидентами других альткоинов в своей инвестиционной деятельности…

Скажите, а какие цели вы этим преследуете? Конкурентов подрезать? Так Биткоин, например, вам не конкурент!

Сплошные троеточия. Ответов реально нет. Однако есть вывод.

Резюме

Многовековой опыт реализации мегапроектов (отраженный в анналах истории) свидетельствует: если что-то начинается с идиотизма, то тем же самым оно и заканчивается. 100%-ный результат. Оно и понятно: знаковые решения – это индикатор сознательности и рачительности исполнителей. Если из-за их глупости день с утра не задается, то ближе, наверное, метафора: «… началось в колхозе утро!»

И ещё: рынок, а особенно криптовалютный, невозможно разрешить локально (этими «криптами» торгуем, этими – не торгуем, а здесь рыбу заворачивали). Это все равно, как женщину раздеть… частично. Согласитесь, все-таки что-то не то — нету полноты ощущений!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: